Igor Grek (apxiv) wrote,
Igor Grek
apxiv

Categories:

Что доказывает Радищев?

В крамольной истории войны 1812 года в России есть ключевое утверждение: «По состоянию на начало 19 века Петербург был категорически изолирован от Московии, не было ни одного нормального прямого водного пути». Уже не первый раз скептики в опровержение ссылаются на «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева. Но судя по всему, сами это произведение не читали, слышали только название. Критикам обычно бывает лень ознакомиться с первоисточниками своих аргументов, придется кратко просветить их.
  Разумеется, при желании добраться можно куда угодно, весь вопрос во что такие путешествия обойдутся. Так вот, перемещение тела писателя Радищева в количестве 1 шт. вовсе не доказывает наличие рентабельного для перевозки товаров и достаточного для движения массы войск пути сообщения между Петербургом и Москвой в конце 18 века, что подтверждает и сам Радищев.
  В главе «Спасская Полесть» можно почерпнуть сведения о стоимости проезда (подчеркнуто мною):
«– Запрягай поскорей, я дам по четыре копейки на версту.
…я не мог вытерпеть, чтоб ему не сказать, что я удивляюсь просьбе его о вспоможении, когда он не хотел торговаться о прогонах и давал против других вдвое
 То есть, при нормальной цене проезда по 2 копейки за версту путешествие из Петербурга в Москву около 900 верст обойдётся в 18 рублей. Очень немалая по тем временам сумма. За 1 копейку можно было купить два фунта (800 г) печеного ржаного хлеба. Или если исходить из установленной Сенатом цены на соль 30 коп. за пуд, то за 18 рублей можно купить 60 пудов (960 кг) соли, примерно по килограмму за версту пути. При таких ценах с учетом грузоподъемности повозки любой товар станет золотым.
 Но самое главное, произведение Радищева с точки зрения достоверности описания проделанного пути настолько мутное, что написать его можно было сидя в кресле-качалке у себя в саду или перед камином. Наверное не случайно через всё «Путешествие» рефреном проходит «сон в кибитке» да «погруженность в думы».
 Маршрут «путешествия Радищева» обозначен названиями глав: Выезд (имеется в виду выезд из Петербурга) – София – Тосна – Люблин – Чудово – Спасская Полесть – Подберезье – Новгород – Бронницы – Зайцово – Яжелбицы – Валдай – Едрово – Хотилов – Вышний Волочок – Выдропуск – Торжок – Медное – Тверь – Городня – Завидово – Клин – Черная Грязь – Всесвятское.
 Заканчивается  труд Радищева следующим пассажем: «Но, любезный читатель, я с тобою закалякался… Вот уже Всесвятское… Если я тебе не наскучил, то подожди меня у околицы, мы повидаемся на возвратном пути. Теперь прости. – Ямщик, погоняй.  Москва! Москва!!!..»
 Какие упоминания о сухопутной дороге,  кроме перечисления названий населенных пунктов, можно обнаружить в книге Радищева?
  В главе «Тосна»: «Поехавши из Петербурга, я воображал себе, что дорога была наилучшая. Таковою ее почитали все те, которые ездили по ней вслед государя. Такова она была действительно, но – на малое время. Земля, насыпанная на дороге, сделав ее гладкою в сухое время, дождями разжиженная, произвела великую грязь среди лета и сделала ее непроходимою…
 В главе «Люблин»: «Бревешками вымощенная дорога замучила мои бока; я вылез из кибитки и пошел пешком.»
  И это – всё! Нет никаких описаний населенных пунктов, мостов, переправ через реки, коих по его дороге было немереное количество. Кстати, в 1817 году, то есть через 27 лет после публикации «путешествия» Радищева, когда начали прокладывать первое в стране шоссе от Петербурга в сторону Москвы, первые построенные мосты через речушки и овраги развалились очень быстро, не было опыта, пришлось строить заново.
 Ну не дружит Радищев с сухопутными дорогами, ничего не хочет нам поведать...
 Зато в главе «Вышний Волочок» им дана вполне вменяемая оценка водных путей сообщения (подчеркнуто мною):
«Никогда не проезжал я сего нового города, чтобы не посмотреть здешних шлюзов. Первый, которому на мысль пришло уподобиться природе в ее благодеяниях и сделать реку рукодельною, дабы все концы единый области в вящее привести сообщение, достоин памятника для дальнейшего потомства. Когда нынешние державы от естественных и нравственных причин распадутся, позлащенные нивы их порастут тернием и в развалинах великолепных чертогов гордых их правителей скрываться будут ужи, змеи и жабы, – любопытный путешественник обрящет глаголющие остатки величия их в торговле. Римляне строили большие дороги, водоводы, коих прочности и ныне по справедливости удивляются; но о водяных сообщениях, каковые есть в Европе, они не имели понятия. Дороги, каковые у римлян бывали, наши не будут никогда; препятствует тому наша долгая зима и сильные морозы, а каналы и без обделки не скоро заровняются.
Немало увеселительным было для меня зрелище вышневолоцкий канал, наполненный барками, хлебом и другим товаром нагруженными и приуготовляющимися к прохождению сквозь шлюз для дальнейшего плавания до Петербурга
 Об этом же и было написано в заметке «Петербург бестолковый»: «…со времен Екатерины-2 потихоньку начались поставки из бассейна Волги через Вышний Волочок, например, из Гжатска (современный Гагарин Смоленской обл.).    Образно говоря, Петербург напоминал тогда застрявшего в болоте малярийного больного, которого приходится кормить через зонд - узкую трубочку Вышневолоцкой водной системы
 Надо ещё пояснить, что Вышеволоцкая водная система кое-как работала на сплав в сторону Петербурга, но вот против течения передвигаться было гораздо сложнее. Поэтому барки с товарами шли только в одну сторону и в Петербурге их ломали на дрова.
 В итоге аргумент критиков сработал против них самих. Радищев фактически  умолчал о сухопутной дороге, но не преминул подчеркнуть незаменимость водных путей сообщения для обеспечения связности государства. Именно этот факт, как совсем не очевидный для современного человека, мною непрерывно и доказывается.
источник
Tags: 1612/1812
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments