Igor Grek (apxiv) wrote,
Igor Grek
apxiv

Categories:

Арабское мореплавание

Оригинал взят у nezvanov в Арабское мореплавание
Про выдающихся арабских мореплавателей слыхал, наверное, каждый (подсказка: Синдбад-мореход). Каков же был мой восторг, когда я недавно узнал, что первооткрывателем «арабов как великой морской нации средневековья» считается советский арабист Т. А. Шумовский (1913 – 2012).

Шумовский был учеником академика Крачковского – основоположника советской арабистики, – который ознакомил его срукописями Ахмада ибн Маджида, арабского лоцмана Васко да Гамы, из собрания Азиатского музея.

Изучение истории арабского мореплавания стало делом жизни Шумовского. В 1965 году он защитил докторскую диссертацию по теме «Арабская морская энциклопедия 15 в.», основанную на исследовании и переводе важнейшей работы Ахмада ибн Маджида «Книга польз об основах и правилах морской науки». «Арабы узнали, что у них была великая мореходная традиция, узнала про то и родина Васко да Гамы, так что труды Шумовского были переведены на арабский и португальский языки.» (отсюда) «Прежде арабов считали исключительно или преимущественно сухопутным народом. «Арабская морская энциклопедия» продемонстрировала развитую арабскую морскую культуру, которая стояла у колыбели европейской навигации и была уничтожена европейскими завоевателями Востока в XVI веке.» (Из Википедии)

Шумовский прожил долгую, очень непростую жизнь. Он родился в Житомире, в семье польских дворян, детство и юность провел в Шемахе (Азербайджан), учился в Горном институте в Москве, затем работал забойщиком на шахте в Донбассе, в 1932 году стал студентом Историко-лингвистического института в Ленинграде. В 1938 году он был арестован, проходил по одному делу со Львом Гумилевым и Николаем Ереховичем. В 1946 году его выпустили из лагеря на поселение, он успел защитить кандидатскую диссертацию по теме «Три неизвестные лоции Ахмада ибн Маджида», в 1948 арестован снова, освобожден в 1956 году.

Коллеги Шумовского не любили. Его сокурсник И. М. Дьяконов (впоследствии известный ученый-ассиролог и семитолог), в показаниях, данных им в 1938 году по делу Шумовского, описывал его как умалишенного (до конца жизни Дьяконов был убежден, что этим спас Шумовскому жизнь). В Институте востоковедения АН СССР, где Шумовский работал после реабилитации, отношения со многими коллегами тоже складывались не просто. «С начала 80-х годов Шумовский оказался в полной научной изоляции, поскольку студентам и аспирантам было запрещено иметь с ним дело под страхом отчисления и увольнения.» (отсюда) Несмотря на все препоны и препятствия, Шумовский в итоге получил признание как второй по значимости, после Габриэля Феррана, историк арабских рукописей, касающихся навигации (Ферран открыл в 1912 году в фондах Парижской национальной библиотеки две арабских рукописи, посвященных мореходству).

Изучение арабских трудов по морскому делу было занятием непростым: «по своей сложности эти тексты превосходят многие жанры арабской литературы, поскольку лоции в эпоху классического ислама писались... в стихотворной форме, сопровождались игрой слов и смыслов». (там же) Прочитав это, я остановился и сделал выдох. То есть, типа, если ты, парень, лоцман дельный, но поэт никудышный – катись подальше, в море тебе делать нечего!.. Похоже, что тема таила дальнейшие интересные подробности.

В поисках дополнительной информации я обратился к популярной (в смысле – научно-популярной) книжке Т. Шумовского «По следам Синдбада-морехода». Книга посвящена отчасти арабскому мореплаванию в Средиземном море, но в основном – плаваниям в Индийском океане; именно последнее меня и интересовало. Просматривая страницы, наполненные восторгами автора по поводу отважных и умелых арабских мореходов, я искал ответ на нехитрый вопрос:

Из какого материала изготовляли суда жители Аравии?

По идее – из дерева. Однако ж, из какого? Известны ли какие-либо породы корабельных деревьев, произрастающих в Аравии?

В итоге я нашел мнение автора книги по этому вопросу. Вот оно:

«Жители побережья Маган, который исследователи отождествляют с нынешним Оманом, совершали на утлых судах дальние переходы. Они добирались до Малабара в юго-западной Индии и доставляли оттуда корабельный лес.»

То есть – понимаете? – у арабов НЕ БЫЛО своего материала, из которого они могли бы строить корабли, пригодные для дальних плаваний. «Совершали на утлых судах дальние переходы» - это здорово, конечно, только из чего эти утлые суда были сделаны? Традиционно прибрежные жители Аравии делали (и до сих пор делают) рыбацкие лодки из пальмовых листьев – их, что ли, Шумовский назвал «утлыми судами»? Добрались, стало быть, ребята на пальмовых листьях из Аравии до Малабарского побережья, закупили там корабельный лес, погрузили его на листья свои – и в обратный путь. Делать уже нормальные суда, а не утлые суденышки… Так началась великая история арабского мореплавания.

Это в самом деле замечательно – Шумовский не зря восторгался.

Тогда следующий вопрос: были ли арабы настолько гениальны, что САМИ сообразили, как строить средние и большие суда из Малабарского дерева? И сами, без посторонних советов, научились искусству управления этими судами?

Попробуем сделать вышеописанную картину чуть более рациональной. Арабы когда-то, каким-то образом прибыли к индусам, и те научили их, из каких пород деревьев следует делать настоящие корабли (а не утлые суденышки), снабдили их инструкциями, как строить эти корабли… В итоге арабы подчинили себе все водные торговые пути от Мадагаскара до Тайваня. Ай какие молодцы арабы! Ай какие глупые индусы – научили на свою голову! И с горя так и продолжали поставлять арабам корабельный лес – столетие за столетием…

Убедительно изложил? По-моему, не очень. И по-прежнему непонятно, каким образом арабы добрались до Индии еще ДО ТОГО, как начали вывозить оттуда лес… И каким образом вообще им в голову пришла идея, что надо вывозить из Индии лес и строить в Аравии суда.

Шумовский приводит список судовых должностей в Индийском океане, таких как матрос, старший над матросами, впередсмотрящий, рулевой и т.д., ссылаясь при этом на текст 16 века, автором которого является некий Абу л-Фазл Аллами из Агры. С легким удивлением Шумовский отмечает неарабское происхождение большинства приведенных терминов. Но разве это существенно? Конечно, нет! Это лишь «подчеркивает очень тесную связь арабского мореплавания с морским опытом других индо-океанских народов».

Далее Шумовский утверждает, что общеевропейское (испанское, итальянское, португальское и т.д.) название судна «каракка» происходит от арабского слова «куркур» (множественное число – «каракир»), обозначающего определенный тип грузового судна.

Для тех, кто далек от вопросов истории мореплавания, поясню:

Кара́кка — большое парусное судно XV—XVI веков, распространённое во всей Европе. Каракки впервые появились в XIV веке в Португалии и предназначались для океанских плаваний в Атлантическом океане. Позже распространились в Испании, Венеции, а затем в Англии, Франции и Турции (так пишут в энциклопедиях). Что касается происхождения названия, то выводить слово можно из арабского (жители Пиренейского полуострова тесно контактировали с арабоязычными жителями Магриба), а можно – из латыни, например («каррикаре» - грузить, разгружать), это дело личных пристрастий. Мы здесь лишь отметим, что первенство португальцев в использовании этого типа судна, вроде бы, никем не оспаривается.

Выглядели каракки вот так:



Витторе Карпаччо. Лев святого Марка (фрагмент), 1516.

Да-да, то, что у большинства людей ассоциируется с каравеллами, на самом деле – каракки. И «каравеллы Колумба» - это каракки, и Васко де Гама совершал свои плавания на каракках, и т.д.

Каравеллы играли второстепенную роль в составе эскадр, состоящих из каракк.

Каравеллы имели меньший размер по сравнению с каракками и выглядели по-другому:



Слева – каравелла, справа – традиционное арабское судно «дхоу»

«Дхоу» - общее название для традиционных арабских судов. Выше приведена фотография относительно крупного типа дхоу – самбука. Энциклопедии пишут, что, по мнению некоторых исследователей, самбук создан по образу и подобию каравеллы (неужели?).

Итак, что же вы видим?

Во-первых, у арабов не было своего сырья (корабельного леса) для строительства судов, способных на дальние плавания; дерево, пригодное для судостроения, ввозилось из Индии (добавлю, что веревки для крепежа бревен делались из кокосовых волокон, которые также завозились из Индии). Во-вторых, большинство терминов, имеющих отношение к морскому делу (в Индийском океане), по своему происхождению не арабские. Отмечу также, что и название судна «дхоу» - тоже неарабского происхождения, не исключено , что слово происходит из «индо-португальских говоров», развившихся в индийских владениях португальцев. А сами дхоу – это, по существу, индийские лодки (отсюда). В-третьих, дизайн крупных дхоу сильно похож на португальские каравеллы. Добавлю еще, что использование гвоздей для крепежа (вместо веревок) при строительстве дхоу начинается в те времена, когда португальцы появились в Индийском океане.

Получается, что арабское мореплавание ВТОРИЧНО по отношению к индийскому мореплаванию. Кроме того, явно виден португальский след. А коли так, то можно высказать предположение, объясняющее, как же арабам, использующим индийское сырье и индийские технологии кораблестроения, удалось взять под контроль морскую торговлю в Индийском океане: за арабами стояли португальцы.

Вспомним о том, что когда первые португальцы добрались до юго-западного побережья Индии и предложили местным правителям партнерство в торговле специями, то получили отказ. Дело в том, что целью португальцев было сломать монополию Венеции на доставку специй в Европу, а венецианцы сотрудничали с индусами, и индусы нарушать установившееся связи не стали.

Несолоно хлебавши, португальцы удалились. Но вскоре вернулись во всеоружии, подвергли бомбардировке индийские прибрежные города и принялись захватывать их один за другим.

До прибытия португальцев специи доставлялись из Индии морем до египетских портов на западном берегу Красного моря, затем переправлялись к Нилу и далее в Александрию, откуда венецианцы перевозили их в Европу. Кроме того, издревле существовал караванный путь вдоль восточного берега Красного моря (грубо говоря, от Адена до портов на юго-восточном краю Средиземного моря).

Целью португальцев было установление контроля над морской частью этого торгового пути – от Индии до Аденского залива, а также в Красном море.

Разумеется, что венецианцы, как только начали получать известия о появлении португальцев возле индийских берегов, постарались предпринять контрмеры. Они отправили послов в Каир.

«Цель – просят помочь выдворить португальцев из Индии. Естественно, в первый раз уговорить султана не удается. Посылают послов в следующем и в 1505 году – безуспешно. Наконец в 1507 году султан, сам обеспокоенный тем, что открытие пути вокруг Африки приведет к изменению потоков товаров, соглашается помочь. Таким образом, в 1507 году снаряжается «турко-египетская» экспедиция, которая на самом деле была почти чисто венецианским предприятием. Кто строил корабли на Суэцком перешейке? Венецианцы на венецианские деньги. При этом дерево доставляли из Далмации через Александрию и Каир – неплохое военно-техническое сотрудничество.
Команды были турецкими, а вот пушкари и офицеры – из южной Европы. В результате поплыли из Красного моря к берегам Индии, начали кампанию и несмотря на первоначальный успех – проиграли флотам Франсишку Алмейды.» (http://i-grappa.livejournal.com/388618.html)

Выше описан начальный эпизод так называемых «португало-египетских войн». Судите сами, насколько они «египетские».

Индийские корабли также активно участвовали в войне против португальцев.

Наращивая свое присутствие в Аравийском море, португальцы захватывают участки суши и поселения на южном побережье Аравии, пригодные для организации стоянки судов, их ремонта и т.д. Для судоремонтных и судостроительных работ они организуют доставку корабельного леса из своих индийских колоний. Также они привлекают к работам местных жителей и, возможно, нанимают их матросами на суда.

То есть, я намекаю, что арабское мореплавание было создано португальцами в противовес индийскому. Это, разумеется, противоречит общепринятой точке зрения, что арабское мореплавание было уничтожено португальцами. Во всех энциклопедиях описывается, как португальцы воевали против арабов (в стиле «захватив Маскат, Альбукерки устроил жестокую резню всех уцелевших жителей – мужчин, женщин и детей»), и нигде нет намека на возможные союзы португальцев с местными аравийскими племенами.

Тем не менее, согласно вполне официальным историческим сведениям, союзники у португальцев в том регионе были. Об этом – следующий пост.
Tags: мореходство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments